Сопровождаемое трудоустройство. Мифы и факты

Трудоустройство людей с инвалидностью – это риск или эффективная международная практика? Что такое программы сопровождаемого трудоустройства и как они устроены? О каких конкурентных преимуществах сотрудников с РАС и другими особенностями развития нужно знать работодателям? И почему государству и бизнесу сегодня все выгоднее развивать инклюзию и сопровождаемое трудоустройство?

На вопросы Фонда «Обнажённые сердца» отвечают клинический психолог Татьяна Морозова и детский невролог Святослав Довбня.

Подкаст записан при грантовой поддержке The Coca‑Cola Foundation.

В 2021 году Фонд «Обнаженные сердца» опубликовал обзор, посвященный проблеме трудоустройства людей с аутизмом и другими нарушениями в развитии. Расскажите, что включает в себя это исследование, кому оно адресовано?

Задача обзора состояла в том, чтобы помочь запуску большого проекта «Сопровождаемое трудоустройство для людей с РАС и / или интеллектуальными нарушениями». В нем мы постарались проанализировать российскую ситуацию, опираясь на международный опыт, а также осветить те исследования и программы помощи, которые сейчас существуют в этой области. В рамках этого обзора было проведено большое социологическое исследование с целью выяснить, что взрослые люди с аутизмом и их родители думают о возможности трудоустройства, как оценивают собственные перспективы, с какими сложностями и рисками сталкиваются при попытке найти работу или принимая участие в конкурсе на вакансии, какие рабочие места и профессии им доступны. Мы также попытались понять, каковы профессиональные задачи службы сопровождения при трудоустройстве, какие технологии и методы оценки трудоспособности используются в мире. Обзор предназначен для специалистов по трудоустройству, родителей, учителей, коллег из НКО, то есть он будет полезен достаточно широкой аудитории.

Зачем людям с инвалидностью нужна работа? С обывательской точки зрения, у них всегда есть источник дохода и гарантия стабильности – пенсия.

Многие люди действительно задаются таким вопросом и рассуждают следующим образом: если человек получает пенсию по инвалидности, то и работать ему не нужно – он может расслабиться и заниматься тем, чем хочет. На самом деле ответ очевиден: человеку с инвалидностью работа нужна для того же, для чего она нужна и всем остальным. Ведь работа — это не только деньги, но и самоуважение, новые контакты, возможность попробовать что-то новое, выйти из дома, познакомиться с людьми, возможность шлифовать навыки и т. д. И финансовая поддержка, которую большинство государств мира оказывает наиболее уязвимым группам населения, должна помогать им включаться в общественную жизнь, а не исключать их из социума. Старая идея о том, что с помощью пенсии можно отгородиться от этих людей, больше не работает и признана абсолютно несостоявшейся: как раз помощь дается им для того, чтобы у них было больше возможностей попробовать что-то новое, повысить качество жизни, найти частичную занятость, устроиться на те работы, которые сейчас не так широко востребованы, поэтому не так высоко оплачиваются. Но пенсия ни в коем случае не должна служить поводом для того, чтобы лишать людей с различными нарушениями возможности трудоустройства и препятствовать их инклюзии в жизнь общества.

Человеку с инвалидностью работа нужна для того же, для чего она нужна и всем остальным. Это не только деньги, но и самоуважение, общение, возможность попробовать что-то новое и повысить качество жизни.

Часто люди с нарушениями развития и здоровья серьезно ограничены в возможностях, поэтому кажется, что их главные и первичные потребности – это реабилитация и участие в различных программах помощи. Этично ли в этих условиях стимулировать их к работе и требовать от них такой же включенности в жизнь общества, как и от нейротипичных людей?

Если вы спросите самих людей с инвалидностью, они чаще всего ответят вам так: «Я гораздо больше, чем моя инвалидность». Слово «инвалидность» для нас привычное, но использовать его в современных контекстах мы бы не рекомендовали, потому что, по сути, оно означает «малоценный» (от лат. invalidus – бессильный, недействительный). А люди с инвалидностью имеют полное право считать, их «я» – это не только нарушение в развитии, и они, так же, как и все, хотят жить обычной жизнью. И поэтому ни реабилитация, ни участие в программах помощи не могут стать для них смыслом жизни. В сознании обывателей до сих пор присутствует мысль, что люди с инвалидностью в первую очередь больны и нуждаются в лечении, но это неверная оценка их потребностей.

Среди соискателей с нарушениями в развитии и/или интеллектуальными нарушениями есть как высокофункциональные люди, так и те, кто вынужден жить с серьезными физическими ограничениями. Насколько возможность трудоустройства зависит от степени тяжести инвалидности?

Даже серьезные физические ограничения не следует рассматривать как окончательный приговор и непреодолимое препятствие для трудоустройства. Практика показывает, что люди с достаточно выраженными нарушениями развития могут работать при наличии грамотной поддержки со стороны помогающих специалистов. Особое значение имеет формат трудоустройства и занятости: раньше бытовало представление, что люди с инвалидностью должны работать в какой-то закрытой артели, мастерской. Но эта форма занятости сегодня считается гораздо менее эффективной по сравнению с инклюзивной моделью. Возьмем, например, сферу школьного образования: до недавнего времени считалось, что дети с особенностями должны учиться вместе с такими же детьми с особенностями. Но исследования показывают: обучение в одном классе с нейротипичными сверстниками и работа на открытом рынке труда полезнее и для самих людей с особыми потребностями, и для их окружения.

Инклюзивное обучение в одном классе с нейротипичными сверстниками и работа на открытом рынке труда полезнее и для самих людей с особыми потребностями, и для их окружения.

А каковы шансы трудоустройства для людей с РАС?

Аутизм, как и любое другое нарушение, имеет различные степени тяжести и может влиять на разные области функционирования человека. Но подавляющее большинство людей с РАС могут работать и приносить пользу обществу, участвовать в экономической жизни, повышая собственную самооценку. Для этого им нужна поддержка с использованием современных технологий с доказанной эффективностью, хорошо продуманные адаптации на рабочем месте (визуальная поддержка, расписание, дополнительные подкрепления), а также грамотные специалисты, которые будут помогать бизнесу сделать такое сотрудничество взаимовыгодным.

Бизнес — это не просто благотворительная история. Нанимая на работу сотрудника с ограниченными возможностями, компания должна не потерять, а приобрести новые возможности по сравнению с конкурентами. Кто-то это делает за счет улучшения имиджа, а кто-то – используя сильные стороны людей с аутизмом и интеллектуальными нарушениями.

Какие сильные стороны людей с РАС помогают им в работе?

К сильным сторонам людей с РАС относятся точность, внимательность, аккуратность и честность, которая иногда им даже вредит, так как из-за трудностей с пониманием социальных контекстов им сложнее делать то, что легко дается их типично развивающимся сверстникам: не выполнить задачу и умолчать об этом, соврать, подвести со сроками и т. д. В этом отношении люди с РАС более прямолинейны и щепетильны, что, конечно, отвечает потребностям работодателя.

Могут ли люди с инвалидностью добиться серьезных успехов в работе? Возможен ли для них карьерный рост? И насколько вообще общепринятые критерии успешности применимы к особым сотрудникам?

Критерии точно такие же, как и для людей без инвалидности. Люди с особыми потребностями, как и мы все, могут добиваться замечательных успехов в работе, развивать и совершенствовать свои навыки, двигаться по карьерной лестнице. Также, согласно многим исследованиям, люди с РАС при должной поддержке дольше удерживаются на рабочем месте и реже меняют сферу занятости. Что это как не показатель успеха?

Люди с особыми потребностями могут добиваться успехов в работе, совершенствовать навыки, двигаться по карьерной лестнице. Сотрудники с РАС дольше удерживаются на рабочем месте и реже меняют сферу занятости по сравнению со своими нейротипичными коллегами.

Какие специалисты помогают сотруднику с особенностями адаптироваться на рабочем месте? Можно ли их сравнить с тьюторами в школе?

В мире существуют два типа специалистов, которые занимаются сопровождаемым трудоустройством. Это консультанты по трудоустройству (job developers) — они ищут рабочие места, договариваются с бизнесом, инструктируют коллектив, адаптируют рабочую среду к приему нового сотрудника, и инструкторы по трудоустройству, которые осуществляют сопровождение уже непосредственно на рабочем месте. Неправильно думать, что специалист по сопровождаемому трудоустройству помогает человеку с особенностями выполнять работу или вообще все делает за него. Задача такого специалиста заключается в прямо противоположном – организовать среду таким образом, чтобы соискателю было проще включиться в рабочий процесс, найти общий язык с коллегами и приступить к своим обязанностям. По мере адаптации сотрудника специалист по сопровождению должен постепенно отходить в сторону, предоставляя ему все больше самостоятельности.

Правда ли, что сопровождаемое трудоустройство требует от работодателя больших финансовых затрат? На ком лежит ответственность за его развитие – бизнесе или государстве?

Программы сопровождаемого трудоустройства, несомненно, требуют инвестиций. Обычно их делят между собой государство и гражданское общество, в том числе бизнес. Надо сказать, что у бизнеса здесь могут быть самые разные интересы. Часть компаний, и среди них есть как глобальные корпорации, так и малые предприятия, хотят проявить социальную ответственность, повысить привлекательность бренда, показать сотрудникам, что они несут добро в мир, заботятся о людях. Другие компании вообще не рассматривают трудоустройство людей с особенностями как социальный проект – они делают ставку на особые таланты и навыки соискателей с особенностями. То есть для них трудоустройство таких кандидатов – это в первую очередь инвестиции в новый сегмент рабочей силы, который раньше был невидим, а сейчас может банально принести экономическую выгоду их бизнесу.

Программы сопровождаемого трудоустройства требуют инвестиций. Обычно их делят между собой государство, гражданское общество и бизнес.

Что является основным барьером при организации сопровождаемого трудоустройства людей с инвалидностью?

На сегодняшний день все трудности, с которыми мы сталкиваемся, связаны с тем, что до трудоустройства люди с РАС и другими нарушениями развития чаще всего не участвовали в адекватных программах помощи. Многие из них вообще не были информированы о своем диагнозе или не имели возможность обратиться в службы поведенческой поддержки. Кроме того, большинство специалистов не владеет технологиями, которые помогают адаптироваться людям с аутизмом в дошкольных учреждениях, школах и т. д. И получается, что, создавая службу трудоустройства, мы вынуждены с нуля делать работу, которая должна быть уже проделана до нас.

Исследования показывают, что люди с инвалидностью, которые посещали инклюзивные учебные заведения, легче адаптируются на рабочем месте, потому что программа помощи была с ними в течение всей жизни. А если человек всю жизнь просидел дома, и никто не знал, что с ним, если он не знает своих особенностей, своих сильных сторон, то, конечно, в этом случае программа трудоустройства может оказаться довольно сложной в реализации и дорогой. Но мы надеемся, что с каждым годом, по мере того как развиваются услуги для людей с особыми потребностями, услуги служб сопровождаемого трудоустройства будут становиться экономичнее.

Люди с инвалидностью, которые учились в инклюзивных школах, легче адаптируются на рабочем месте.

читайте также

подпишитесь на нашу рассылку

Следите за нами в соцсетях

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari